Дон Корлеоне Энгельсского уезда

22 декабря 2010

Глава администрации райцентра в Саратовской области много лет был связан с бандой, совершавшей заказные убийства и другие преступления. И вдруг жители встали на его защиту...

Дон Корлеоне Энгельсского уезда

Прокатившаяся по стране волна декриминализации (Кущевская, Гусь-Хрустальный) в конце ноября накрыла город Энгельс Саратовской области. Прихлопнула его и утопила в гневе, отчаянии и прочих эмоциях.

Потому что - вот незадача! - арестованного за связь с ОПГ и организацию заказного убийства градоначальника Михаила Лысенко в районе любили. А в области жителям Энгельса вовсе завидовали и мечтали, чтобы Лысенко стал над ними губернатором.

Не вышло: 27 ноября главу администрации Энгельсского муниципального района Михаила Лысенко задержали. Одновременно были схвачены еще 14 жителей, в том числе уголовный авторитет Юрий Нефедов (клички Нефед, Юра Бешеный) и вор в законе Дато, по паспорту Озманов Тенгиз Арамович. На огороде одного из них выкопали арсенал: автоматы с подствольными гранатометами, пистолет-пулемет, боеприпасы и взрывчатка; все оружие в ржавчине, гранаты в плесени: видно, что тайник заложили лет десять назад.

К тому же времени относится предъявленное обвинение: в 1998 году Лысенко, еще не будучи главой, а всего лишь депутатом Энгельсского муниципального совета, заказал людям Нефеда вора в законе Балаша, сиречь Балашова Николая Павловича. Балашов пытался взять бизнес Лысенко, казино «Эльдорадо», под свой контроль...

Как говорится, запасаемся попкорном: судя по всему, правоохранительные органы собираются показать нам увлекательное шоу из лихих 90-х. Сами помните, как относилась тогда власть к организованному криминалу: экс-глава Саратовской области Дмитрий Аяцков открыто признавал, что ездил на воровские сходки, его свердловский коллега Эдуард Россель рассказывал: «Он ко мне входит в кабинет, я: проходи, вор, садись, вор...» На улицах Саратова кресты тогда стояли прямо во дворах: там, где пуля застигала пацана. Черный мрамор, надпись «От братвы» - идут горожане с работы и, можно сказать, радуются...

Немножечко непонятно, как правда-матка насчет Лысенко соотносится с чистыми дорогами и народной любовью. Но прокурор Саратовской области отмел сомнения: «Глава ОПГ и хороший хозяйственник - почему бы и нет?»

Народное сопротивление

- В первый раз не скажу: «Уважаемый Павел Леонидович!» - заорала на губернатора Саратовской области Павла Ипатова врио арестованного Лысенко Татьяна Петровская.

Губернатор приехал на встречу с возмущенной арестом энгельсской общественностью и огреб по полной.

- Как вы это допустили?! - кричали Ипатову директора школ и таксисты, депутаты и учителя: зал школы искусств, в котором проходила встреча, близко не вместил всех желающих. Робкие оправдания госчиновника, что правоохранительные органы ему не подчиняются и что «нельзя же тому, кто был связан с криминалом, просто стряхнуть свое прошлое и идти дальше», понимания не встретили.

- Вам, Павел Леонидович, как производственнику далеко до Лысенко! Это вы «устранили» конкурента! - орали выступающие и с мест.

Все перекрывал голос Петровской:

- Честнее, порядочнее и законопослушнее человека, чем Михаил Алексеевич Лысенко, в Саратовской области нет!!!

...С этого дня происходящее в Энгельсе приняло характер народного сопротивления.

Десяток открытых писем - от депутатов района, городского совета ветеранов, от медиков, педагогов (всех не перечислить) - в самые высокие властные инстанции Российской Федерации. Все они печатались в официальном огране Энгельсского района - газете «Наше слово», сопровождаясь редакционными статьями типа «Все - за одного!» и «Боль несправедливости» и перемежаясь обращениями рядовых читателей: «Вся семья Кармеева до глубины души и сердца возмущена...»

На улицах появились билборды «Верните Лысенко Энгельсскому району!» - и тут же пропали; кто проплатил их, неизвестно. То есть предположить-то можно, но администрация от наглядной агитации категорически открещивается, как и от несанкционированного митинга на площади - на нем раздавались алые ленточки «Мы поддерживаем Лысенко М. А.!» наподобие георгиевских.

В придачу в первые дни на экране неподалеку от администрации транслировалось выступление врио главы Петровской, отрывок из которого вы уже слышали...

Итервью с чиновницей не получилось: тряся розовыми аметистами, Петровская заорала на меня:

- Я на РЕН ТВ день потратила, а они одну фразу, сказанную в сердцах, оставили, и мне с вами говорить смысла нет!!! - с этими словами чиновница скрылась в кабинете.

Я выяснила, что это была за фраза: женщина сдуру ляпнула телевизионщикам, как выговаривала губернатору Ипатову: «Я ему говорю: ну что же ты?!» - и в сюжете вышло так, будто у энгельсской администрации с областной - открытая конфронтация.

Ну так молодцы телевизионщики, ухватили самую суть!

Может быть, впервые в новейшей российской истории район встал на сторону арестованного главы и имеет в виду указания вышестоящего начальства!

К примеру, точно известно, что Саратов просил не допустить митинга в защиту Лысенко - однако он состоялся. Или еще: через несколько дней после провального выступления в Энгельсской школе искусств губернатор Ипатов пригласил к себе в Саратов директоров школ района: хотел в спокойной обстановке объяснить политику партии...

Не приехал НИ ОДИН.

Как прокомментировал эпизод старый депутат облдумы Александр Ландо: «Попробовал бы к Аяцкову кто-нибудь не приехать...»

...Сижу в администрации в пресс-службе, смотрю фильм, в котором Михаил Алексеевич Лысенко говорит чудо какие умные вещи и слушает Шнитке в служебном кабинете (потом я найду режиссера и узнаю, что фильм снимали на деньги энгельсской администрации, по заказу энгельсской администрации; чиновники специально под эту ленту организовали кинофестиваль, на котором картина взяла приз).

Время от времени звонит телефон: жители дома 24 по улице Горького страсть как хотят подписаться в защиту Лысенко - все квартиры.

Начальница пресс-службы отвечает, что это невозможно: помощница Лысенко Таисия Морорец на допросе в УВД...

Мне хочется добавить: «И вернется ли?» - но я сдерживаюсь.

Морорец собирает подписи с первого дня, вроде как собрала четырнадцать тысяч, но львиную долю голосов у нее умыкнули. В папочку вместо листков с подписями издевательски подложили портрет шефа.

После этого случая «глас народа» собирают еще и в Интернете: я прошу, и мне приносят папку с распечатками.

«Отдаю голос за Лысенко»... «Требую освободить мэра»... «Лысенко - крестный отец. Смотри на YouTubе».

Хихикаю и закрываю папку. Ролик «До свиданья, наш ласковый Миша» я уже видела.

Сотрудница пресс-службы Галина входит, сгибаясь под тяжестью дипломов: «Энгельс - самый благоустроенный город», «Победитель Всероссийского конкурса экономического развития» - и это только те, что не поместились на парадном стенде.

Представитель Общественного совета Василий Буцких бьет себя в грудь:

- Я не знаю никаких воров в законе! Мне это неинтересно! Но меня, как жителя района, хотят лишить достойной жизни - и опять превратить мой дом в захолустье!

Короткое лирическое отступление. Коммунально-хозяйственное

Стоп. Что же сделал Лысенко, что даже после обвинения в убийстве (!) пользуется такой популярностью?

Промзона, стандартные пятиэтажки да идущие поверху ржавые трубы теплоцентрали: честно говоря, в первый момент Энгельс показался мне даже не просто некрасивым...

- Ты что?! - обрушились на меня сотрудники саратовской «Комсомолки». - Лысенко снег зато чистил! А у нас, когда выпадет, улица - это сугроб, и в нем колея от машин! И на работу мы по два часа добираемся пешком! А прошлой зимой у нас трубу прорвало, и трамваи три дня не ходили: рельсы глубоко подо льдом оказались, коммунальщики откопать их не могли!

Еще одна любимая история Саратова - как летом дорожники заасфальтировали все канализационные люки, а потом представители «Водоканала» ходили с металлоискателями и расколупывали...

По сравнению с такими идиотами Лысенко правда был гений чистой красоты. У него дороги чистились, размечались и даже ремонтировались, а город - единственный в Саратовской области! - не имел долга перед «Водоканалом». Еще в квартирах Энгельса с приходом Лысого стали греть батареи, а на улицах - светить фонари...

Энгельс и Саратов - два берега Волги. Ровно до половины со стороны Энгельса мост отремонтирован, а ровно до половины со стороны Саратова - ямы и обвалившиеся перила.

Как он подмял город

- Сволочь он! - говорит коммерсант Геннадий Н., перевозя меня по тому мосту. - Праздник у нас теперь! Сколько веревочке ни виться...

Коммерсанты позвонили в газету сами, вызвали меня в Энгельс и весь день передавали «с рук на руки». Каждый, кто узнавал, что в городе работает федеральный журналист, кричал: «И я скажу, и ко мне ее! Я весь лысенковский бизнес покажу!»

При этом, обалдеть: ни один бизнесмен не согласился выступить в статье под своим именем: «Лысенко - ОЧЕНЬ серьезный человек, - объяснял каждый. - Если вы хотите, чтобы я остался жив...»

Не имея, таким образом, возможности проверить данные или хотя бы разделить ответственность, предлагаю все рассказы считать материалом для следствия, своеобразной помощью оперативно-следственной группе. То есть официальным обращением в Генеральную прокуратуру Российской Федерации.

- Была у нас в Энгельсе ОПГ Нефеда, - говорит бывший чиновник администрации Владимир Х. (данные изменены. - Авт.), - занималась заказными убийствами: привозила киллеров из Дагестана и Чечни. Еще были вор в законе Дато и вор в законе Балаш со своей группировкой. Со всеми ними был связан Лысенко. Он был владельцем газовского автосервиса, мелким коммерсантом. Рэкет тогда пришел ко всем нам, но Лысенко «шел на контакт». Когда не был знаком с Дато, из штанов выпрыгивал, чтобы познакомиться... После Нефед стал негласным подчиненным Лысенко, а правая рука этого бандита Юрий Сулян прямо работал у Лысенко в администрации (сейчас Сулян под следствием по делу о мошенничестве и дает показания на Лысенко. - Авт.)...

В 96-м году будущий глава впервые избирался в депутаты, и происходило это так: Нефед сажал своих боевиков: одного на автобус, другого на «Газель»; все свозили на избирательные участки алкашей, наркоманов...

Владимир Х.:

- Когда Лысенко прошел, Нефедов меня встретил, такой гордый: «Если тебе, Николаич, чего понадобится, у нас теперь наверху свой человек есть». Я: «Кто?» Он: «Да Лысый»...

В 2001 году Лысенко стал главой, и через непродолжительное время Х. встретил выходящего из кабинета его зама Романова уголовного авторитета Котова (позже был убит, похоронен на Энгельсском кладбище). Х. удивился и заметил чиновнику: «Какие люди у тебя», - а тот осклабился: «Да это же все наши ребята!»

Дон Корлеоне Энгельсского уезда

Корреспондент Ульяна Скойбеда на «керосиноносном» поле: в земле круглые бетонные «дыры» со следами разлитого топлива. Дармовую горючку качают здесь бензовозами, территорию патрулируют братки.

Бывших своих коллег-предпринимателей Лысенко стал «отжимать» из бизнеса.

- Ко мне Сулян приезжал, - рассказывает коммерсант Геннадий Н., занимавшийся маршрутными перевозками. - Сказал: «100 тысяч в месяц - мы тебя не тронем». Я ему: «Опух, что ли?!» Он: «Смотри, я к Лысому ногой дверь открываю...»

Итог: «газельки» Геннадия пустили по пустым деревенским улицам, а все хорошие маршруты получила фирма Лысенко. Все, разумеется, было сделано самым законным образом...

Владимир Х.:

- И это не самая страшная история. У нас был Богданов Алексей Петрович, бывший депутат, учредитель завода «Топливные фильтры». Лысенко предлагал Богданову отдать акции - тот отказался; нашли повод для возбуждения уголовного дела и посадили человека. Завод был ликвидирован, люди выкинуты на улицу. В данный момент на бывшей территории предприятия, расположенной на берегу Волги, идет строительство жилого фонда, ведет его фирма «Кронверг», учредитель которой Шмидт - друг Лысенко... Кроме «Топливных фильтров», в Энгельсе были рейдерски захвачены «Покровский рынок», клеевой завод и «Горпищекомбинат» - кондитерская фабрика: ее директор, обладатель пакета акций, скоропостижно скончался, а ее акции вдруг оказались у Тюхтина, депутата облдумы (напоминаем: вся информация нуждается в проверке следствием. - Ред.)... И эта смерть не единственная в Энгельсе: скоропостижно скончался Мясников, один из акционеров «Покровского рынка»: подозревают, что его отравили, сейчас будет эксгумация. Сенина, чиновника администрации, кото
рый активно выступал против Лысенко, нашли сожженного в леске...

Таким образом на Лысенко и аффилированные с ним фирмы оказалась записана львиная доля собственности Энгельса. Весь транспорт...

Особенно смешно после этих рассказов слушать горячечные благодарности мэру за гладкие дороги. Ведь, ремонтируя их, Лысенко отлаживал СВОЙ бизнес, заботился о СВОЕЙ прибыли, и, кажется, то же самое можно сказать обо всем городском хозяйстве. Вот и разгадка мэра-передовика...

- Для Лысенко не стало запретов, - пытается сформулировать Владимир Х. - Ни градостроительных, ни моральных. Застраивались красные линии, водоохранные зоны, оставленные для расширения дорог резервные полосы. Продавалась муниципальная собственность: в 2003 году в городе были проданы ВСЕ муниципальные аптеки. Продан Дом быта: огромное девятиэтажное здание ушло за 24 миллиона рублей при балансовой стоимости в 300 миллионов.

Как проводились подобные аукционы, можно догадаться. Коммерсант Виталий Ш. рассказывает, к примеру, что однажды тендер на поставку медикаментов для Энгельсского муниципального образования в районе выиграл... автосервис Лысенко!

Нет, многие коммерсанты судились, прошли по 100 дел в арбитраже, но без толку. Однажды судья даже проигнорировала федеральный закон, только что подписанный и озвученный по ТВ президентом Медведевым!

- Крышевал Лысенко, - говорит Владимир Х., - бывший начальник УБОПа Владимир Дегтярев, потом с ним работал прокурор Энгельса Кузичев Сергей Павлович. У нашего мэра даже поговорка была: «Кого хочу - посажу, кого хочу - освобожу»... Правоохранительные органы его, понимаете? Как-то сотрудники милиции жаловались мне, что вынуждены охранять бензовозы Лысенко с нелегальным топливом...

Газеты писали, что глава якобы врезался в федеральный трубопровод и тырил оттуда нефть, но энгельсские коммерсанты отвезли меня не к «трубе», а на поле возле энгельсского военного аэродрома. Стоит копнуть здесь яму - в ней начинает скапливаться керосин. То ли военные сливали топливо, то ли у них была утечка...

Мне показали аккуратно забетонированные «дырки» в земле и объяснили схему: бензовозы подходят, закачивают из-под земли горючку и везут ее на лысенковские заправки, где отоваривается по талонам городской транспорт... Вот и еще один источник городского благоденствия.

- Звонят мне теперь, - с ненавистью говорит коммерсант Геннадий Н. о тех, кто скучает по Лысенко, - «Вы должны сдать сорок подписей. Я - им: «Вы не ошиблись? Вы понимаете, кому звоните?»

Коммерсант Виталий Ш.:

- Вряд ли они его в администрации так уж любили: пятую точку рвут, потому что сами замазаны!

Сотрудники ГУВД Саратовской области говорят, что на митинге участникам платили по 500 рублей...

Бывший чиновник Владимир Х.:

- Человек Лысенко самолюбивый, заносчивый. Последние два года разговаривал только матом: приезжал в администрацию, швырял заместителю через стол записную книжку с пометками - та: «Будет исполнено, Михаил Алексеевич!» - а он разворачивался и уезжал... Зарвался, думал, равных ему нет. Губернатор Ипатов на праздник в район приезжал - Лысенко его не встретил...

Предпринимательница Вероника Х.:

- Знаете, как они его звали? «Папа», «пахан». «Дон Корлеоне».

Геннадий Н. (сплевывает):

- Построил рай в отдельно взятом городе. А рай этот - на нашей крови...

Михаил Лысенко, экс-мэр: «Сотни тысяч ребят друг друга в 90-е годы за деньги закопали...»

Этот фильм - «Бремя власти или загадка энгельсского флера» я мечтала выложить на сайте «КП». Читатели бы увидели «живого» Лысенко: сильного, волевого и очень неглупого человека. С весьма конкретными манерами: не уголовными, а как бы это объяснить... Так ведут себя люди, прошедшие огонь и воду: коммерсанты, ходившие в 90-х под бандитами, или бывалые сотрудники спецслужб...

Глава, говорят, вообще по натуре был скрытным и неконтактным, интервью давал редко, но для съемочной группы сделал исключение.

В пресс-службе района мне продемонстрировали ленту, но копию дать отказались: сказали, что правообладатель - студия «Саратовтелефильм». Я дозвонилась туда, и выяснилось, что меня... обманули: правообладатель-то как раз администрация Энгельса. Фильм был заказной, оплаченный...

Я еще раз обратилась в администрацию, и тогда пресс-секретарь раскололась: «Не можем дать без разрешения главы: фильм Лысенко не понравился...»

Вот так: находящийся под следствием начальник для подчиненных по-прежнему царь и бог...

Почему ныне опальный мэр завернул фильм?

Я предлагаю две цитаты из говорящей ленты (привожу с незначительным сокращением).

Дон Корлеоне Энгельсского уезда

Энгельс - отнюдь не жемчужина, а совсем обычный город: помойки, идущие поверху трубы....

Дон Корлеоне Энгельсского уезда

...мусор на улицах, уродливые гаражи...

О бандитах

- О Ельцине говорить будут вечно, сколько будет жить страна, и не важно, как она будет называться. Просто дали людям свободу, дали свободу экономическую, и в любом городе - в Саратове, в Энгельсе, в Москве - зайдите на любое кладбище, посмотрите на «аллею героев»... Я так называю их, когда молодые ребята из-за этой экономической свободы... Когда им взмутили мозги и дали возможность любыми способами зарабатывать деньги... ЛЮБЫМИ способами... Вот сейчас они аллеями стоят... Друг друга закопали за деньги... Вот и все. Сотни тысяч... СОТНИ ТЫСЯЧ генеалогических деревьев зарублено на корню. Это что? Это - цена реформ... и большая.

Дон Корлеоне Энгельсского уезда

...правда, встречаются в нем интересные архитектурные объекты, а также произведения искусства (все это ставят в заслугу Лысенко). На фото: здание строящегося ресторана...

Дон Корлеоне Энгельсского уезда

...и памятник жертвам Чернобыля

О том, что будет с городом без Лысенко

- Я совершенно без сожаления смотрю на то, что завтра меня не будет в этой должности. Месяц, другой - и забудут люди совершенно, и я к этому спокойно отношусь, ну, диалектика такова... жизни; это нормально.

(Голос за кадром):

- А если город захиреет?

- Вот только это... Только это. А это - нужно уезжать тогда, чтобы не видеть. Не видеть, как плоды твоего труда рассыпаются. А так...

Источник: "Комсомольская правда"