Децимация от Минфина

20 октября 2020

В Совет Безопасности России поступили на согласование предложения Минфина «оптимизировать» расходы федерального бюджета на оборону и национальную безопасность.

Если кратко — ведомство Силуанова предлагает на 10 % сократить штатную численность МВД, Минобороны, ФСИН, ФССП, Государственной фельдъегерской службы, одновременно ограничив денежное содержание.

Кроме того, намечено передать из МВД ряд функциональных служб в другие ведомства.

Будет уменьшено финансирование Генпрокуратуры и Следственного комитета.

Наиболее существенной трансформации, по идее Силуанова, подвергнут российскую армию.

Помимо сокращения на 100 тысяч человек штатной численности Вооруженных Сил, будет увеличена выслуга лет, отменена индексация военных пенсий, переведены в статус гражданских лиц военные медики, тыловики, кадровые и хозяйственные службы.

Эти изменения в армии равносильны, как считает эксперт из Генштаба, невосполнимым потерям в результате применения локального ядерного оружия против десяти сухопутных дивизий.

В результате Минфин рассчитывает сэкономить, как подсчитали специалисты из РАН и Института стратегического анализа, примерно 20-25 миллиардов по правоохранительным органам и не больше 30 миллиардов рублей в вооруженных силах.

Цифры мизерные (8 % от ежегодной прибыли государственного Сбербанка) по сравнению с крайне негативными последствиями для Стратегии национальной безопасности, утвержденной Президентом РФ в 2009 году.

Изменения не соответствуют ни планам развития ВС, ни темпам их переоснащения новейшей техникой, ни составу гособоронзаказа.

Это заставляет думать, что предложенный секвестр преследует не экономические, а жестко выверенные политические цели.

А крайне странный статус Минфина в роли корректировщика национальной стратегии безопасности объясняется тем, что это ведомство традиционно подконтрольно сверхвлиятельной группе либеральных монетаристов- сторонников реформ по МВФ и Всемирному банку.

Глава МВФ до недавнего времени Кристин Лагард, выступая на сессиях Петербургского экономического форума, неоднократно повторяла рекомендации российским властям проводить реформы, сокращая расходы на оборону и безопасность и «не увлекаться контролем банковского сектора и внешних заимствований».

Логично выбран и момент для реализации этих рекомендаций.

Действие национальной стратегии безопасности заканчивается в 2020 году. Таким образом появляется возможность утвердить в новой её редакции предложенные сокращения.

В полном соответствии с Концепцией национальной безопасности США 2017 года. В этом документе одним из методов противостоять России как основному (наряду с КНР) противнику США названо именно противодействие росту и укреплению её вооруженных сил.
Между тем численность российской армии в 900 тысяч человек и сегодня недостаточна по оценкам военных экспертов для того, чтобы полноценно обеспечивать безопасность страны во всех видах возможных конфликтов.

В военный период состав вооруженных сил должен быть не менее 3,5 миллионов человек.

С учетом среднего коэффициента мобилизационного развертывания в 2,3 — 2,7 минимально необходимая численность ВС РФ в мирное время должна быть в пределах 1,2 — 1,5 миллиона человек.

Сокращать количество кадровых военнослужащих в то время, когда по периметру России либо полыхают военные конфликты либо сосредотачиваются крупные военные группировки, мягко говоря, несвоевременно и похоже на пренебрежение интересами безопасности государства.

Этот вызов либеральной группировки можно считать моментом истины в противостоянии с условными «силовиками».

Один из бывших руководителей Совбеза специально для Незыгаря сформулировал, каким может быть исход согласования минфиновских инициатив.

По мощи аппаратного веса силовые оппоненты значительно превосходят Силуанова и его сторонников, включая Голикову, Кудрина и Чубайса. Однако это совсем не гарантирует успех, особенно на фоне близких президентских выборов в США, сообщает ТК Незыгарь.