Коронавирус — великий ревизор.

13 октября 2020

Практически неуязвимы к пандемическим ударам в России оказались финансово-посреднические и банковские структуры.

В Правительстве подсчитывают потери бюджета и ВВП от многомесячной вынужденной блокировки экономики и размышляют над тем, как поддержать сограждан во время второй волны.
А в банках, микрофинансовых организациях, многочисленны брокерских конторах, оперирующих на Московской бирже (ММВБ) , озадачены, как с максимальной выгодой разместить прибыль, полученную в коронавирусный локаут.

Объём торгов на ММВБ перекрывает показатели самых благополучных месяцев.
К примеру, в «урожайном» ноябре 2019 года общий объём операций на денежном и валютном рынке составил соответственно 29,5 и 22,3 триллиона рублей, то в разгар пандемии, в апреле 2020 года — 40,7 и 29,1 триллиона.

А в сентябре, когда восстановление экономики замедлилось под влиянием начавшейся второй волны инфекции, показатели по-прежнему радуют многочисленных валютных спекулянтов: 39 и 30 триллионов рублей.

Также в параллельном реальной экономике пространстве функционирует и банковская сфера, исключая, правда, многочисленные мелкие и средние региональные банки, лишенные доступа к спекулятивным биржевым операциям и выводу капитала за рубеж.

Прибыль банковского сектора, очищенная от технических корректировок по МФСО-9 и прибыли санируемых банков за 2019 год составила 1,3 триллиона рублей.

А в первом провальном для экономики полугодии-2020 банковский сектор получил 630 миллиардов рублей прибыли против 560 миллиардов рублей в 2019.

Более того, в августе чистая прибыль увеличилась до 172 миллиардов рублей.

Экстраполировав этот результат на год, можно прикинуть ожидаемый профит — около двух триллионов рублей, на 700 миллиардов больше, чем в 2019.

В большинстве развитых стран биржевые спекулятивные операции облагаются налогом. 0,1 процента такого налога с оборота торгов ММВБ, ввести который не раз предлагали экономисты из российских академических институтов, мог бы дать мгновенно и безболезненно для подавляющего большинства россиян 600-700 миллиардов рублей в год, избавив Минфин от необходимости изобретать новые налоговые ухищрения и залезать в долги на внутреннем и внешнем рынках под не самый щадящий процент.

Однако такой способ пополнить госбюджет встречают отчаянное сопротивление либерального лобби.

Стоило Президенту в своем Послании в декабре 2014 года призвать поставить под контроль действия спекулянтов на валютной бирже, как последовал шквал критических публикаций.

А пару дней спустя последовал ответ одного из заместителей (!) министра экономики, в котором биржевые спекуляции были названы непременным условием рыночной экономики — основы демократического государства.

Пандемия заставляет пересмотреть и эту догму. Набор чрезвычайных мер -приложение к правительственному Плану преодоления экономических последствий новой коронавирусной инфекции в качестве одного из возможных антикризисных вариантов содержит пакет законопроектов.

Они вводят налоги на биржевые операции больших объёмов, а также предусматривают совершенствование банковского законодательства в части налогообложения прибыли, сообщает Незыгарь.