Азербайджанская и армянская диаспоры и их влияние в РФ

01 октября 2020

Война в Нагорном Карабахе обострила давнюю проблему российского политического и экономического устройства.

А именно — в какой степени национальные диаспоры, объединяющие самые разные социальные группы — от «воров в законе» до миллиардеров — влияют на политику государства, имея в виду, конечно, интересы своей исторической родины.

Азербайджанская диаспора в России составляет по разным оценкам от 3 до 3,5 миллионов человек, при этом в Москве живет не менее миллиона.

Бизнес-интересы лежат в традиционных для постсоветских азербайджанцев интересах: все виды торговли, а также добыча нефти и газа.

Крупнейшие бизнесмены соответственно представляют эти сферы.

В их состав входят по данным Форбс на март 2020 года Вагит Алекперов, Лукойл, 15,2 миллиарда долларов, Араз Агаларов, «Крокус-груп», 1,7 миллиарда долларов, Фархад Ахмедов, портфельный инвестор, 1,4 миллиарда.

К этой же группе можно причислить и уроженцев Азербайджана горских евреев Года Нисанова и Зараха Илиева, ТЦ «Европейский», «Фуд-сити», по 2,7 миллиарда, а также лезгина Сулеймана Керимова, Полюс-Золото, 24,7 миллиарда , родившегося в пограничном с Азербайджаном Дербенте, ментально близкого к азербайджанцам.

Таким образом совокупный капитал азербайджанского лобби можно оценить примерно в 50 миллиардов долларов, а среди активов выделить базовые компании в нефтегазовом секторе, добыче золота, крупнейшие московские оптовые продовольственные рынки, а также строительные и девелоперские компании.

Политический потенциал диаспоры явно ниже ее экономических возможностей.

Алекперов практически самоустранился от лоббирования на высшем уровне, ограничиваясь борьбой за кандидатуры лояльных губернаторов в регионах действия Лукойла.

Фархад Ахмедов потерял былое влияние, занимаясь преимущественно зарегистрированным в Баку агрохолдингом Азнар.

Однако Агаларов, чей сын Эмин был в свое время женат на дочери президента Азербайджана Лейле Алиевой, имеет возможность прямых контактов с руководителями России на высшем уровне и обладает немалыми лоббистскими возможностями.

Сулейман Керимов, бесспорно, один из самых влиятельных бизнесменов, к чьему мнению прислушиваются в кабинетах высших должностных лиц.

Однако он предпочитает не злоупотреблять своими возможностями и вмешается в армяно-азербайджанское противостояние лишь в крайнем случае.

В отличие от Илиева и Нисанова, чей бизнес, связанный с оптовой торговлей и инвестициями в жилищное и гражданское строительство находится под постоянным давлением армянских конкурентов из группы Ташир.

Вероятно, они используют в максимальной степени свои контакты, в том числе и через родственные связи.

Армянское лобби значительно уступает азербайджанцам в количестве долларовых миллиардеров.

В их число по Форбсу входят Сергей Галицкий, ныне частный инвестор, 3,4 миллиарда долларов, Самвел Карапетян, ГК «Ташир», 2,5 миллиарда долларов, Андрей Огаджанянц, частный инвестор, 1,8 миллиарда долларов,, Альберт Авдолян, частный инвестор, 800 миллионов долларов, братья Саркисовы, Ресо-гарантия, 1,4 миллиарда долларов.

Армяне традиционно заняты в финансово-посредническом бизнесе, строительстве и девелопменте и, в меньшей степени, оптовой торговле.

Их влияние на властные структуры ограничены средним уровнем и редко выходят за пределы министерской номенклатуры, исключая Москву, где армяне имеют немалое влияние в банковском секторе.

В общей сложности структурированный капитал диаспоры не превышает 15 миллиардов долларов.

Однако армянское лобби компенсирует относительно слабый сравнительно с азербайджанцами экономический потенциал, имея подавляющее преимущество в формировании общественного мнения и организации внешнеполитического давления.

Влиятельное армянское лобби во Франции и США (там оно поддерживает демократов) регулирует внешнюю политику этих стран в интересах исторической родины, оказывая серьезнейшее давление на Россию по внешнеполитическим каналам.