Экс-солист группы «Доктор Ватсон»: Вдова Марьянова стала моей любовницей через месяц после смерти мужа

25 сентября 2020

После трагической смерти певицы Валентины Легкоступовой многие вспомнили обстоятельства ухода из жизни актера Дмитрия Марьянова. Звезды фильма «Выше радуги» не стало 15 октября 2017 года. Марьянов, как и Легкоступова, внезапно оказался в наркологической клинике и, как Валентина, уже не вышел оттуда живым. Дмитрий, как уже установило следствие, умер от удара в брюшную полость, полученного в реабилитационном центре, - разорвалась вена, началось внутреннее кровотечение. Артист в течение десяти часов умолял вызвать ему скорую помощь. Но помощи не дождался, пишет КП.

Судится за наследство

В реабилитационный центр Марьянова определила его жена Ксения Бик. После смерти мужа она осталась жить в его московской трехкомнатной квартире со своей дочерью от первого брака, сейчас у нее новый гражданский супруг Сергей. Также она пользуется (по некоторых данным - сдает) однокомнатной квартирой в Песчаном переулке, которую Марьянов приобретал для своего единственного родного сына Даниила (ему сейчас 24 года). И судится за загородный домик с 81-летним отцом покойного артиста Юрием Георгиевичем. Домик довольно скромный - деревянный, в семидесяти километрах от столицы, в садовом товариществе «Кинематографист». Марьянов-старший поселился там после смерти жены в 2006 году.

Все имущество было приобретено Дмитрием до брака с Ксенией, на которой он был женат два года. И именно в этот период, по словам ближайших друзей, он почти перестал сниматься в кино (проектов было раз-два и обчелся, роли почти эпизодические). Сейчас в Савеловском суде Москвы идут слушания по делу о наследстве Марьянова. Наследников трое - вдова, сын актера Даниил (от отношений с Ольгой Аносовой) и отец Юрий Георгиевич. Почти год вдова пыталась через суд признать иждивенкой Дмитрия свою дочь от киевского ресторатора Сергея Коваленко - чтобы девочка также получила долю в наследстве. Однако три судебные инстанции вынесли решения об отказе.

Сначала суп, потом секс

О том, как устраивала свою жизнь вдова Марьянова сразу после его смерти, нам рассказал экс-солист группы «Доктор Ватсон» Владимир Овчаров. Певец в течение полугода находился в отношениях с Ксенией Бик. Страсть накрыла обоих, когда не прошло и сорока дней со дня смерти Марьянова. Три года Овчаров молчал обо всем, но сейчас принял решение рассказать.

- Как вы познакомились с вдовой Марьянова?

- 15 октября 2017 года прочитал в интернете о смерти Дмитрия. Мы не были знакомы лично, хотя было много общих друзей. И он мне очень нравился как актер. Через несколько дней нашел в Фейсбуке страничку супруги Дмитрия и написал ей: примите мои соболезнования. Она в ответ поблагодарила. Стали переписываться.

То, что я в какой-то момент оказался в жизни Ксении, можно сказать, случайность. Но совершенно точно мне не нужно было поддаваться страсти. Однако, как говорится, слаб человек. А Ксения - интересный собеседник, умная женщина, умеет себя подать.
Дмитрий Марьянов и Ксения были женаты два года.

- Как развивались ваши отношения с вдовой?

- Переписывались. Созвонились. Потом я предложил увидеться. Мы встретились в кафе. Ксения банку супа с собой принесла, сказала: «Я такой вкусный суп приготовила!» Я удивился, улыбнулся. Каждому человеку приятно внимание, а мужчине в особенности. Я уже полтора года жил один, а холостяк же не заморачивается с обедами. Суп и вправду оказался вкусным.

Потом были еще несколько встреч в кафе. Затем она однажды приехала ко мне домой. И тут мы уже и не сдержались.

- То есть случился секс?

- Ну мы же взрослые люди… В двадцати минутах от моего дома находится кладбище, где лежит Марьянов, Ксения ездила к нему на могилу, а потом заехала ко мне.

«Целовала меня перед портретом Димы»

- Ксения уверяла в интервью, что после смерти Марьянова ужасно страдала...

- Мы с ней ходили на вечеринки, у меня сохранилось видео, как она зажигала на танцполе.

- В квартире Марьянова вы бывали?

- Да. Ксюша предлагала: «Оставайся, душ прими…» Пару раз я ночевал, но не в их постели, а на диване. На кухне стояла фотография Дмитрия в траурной рамке. Сижу за столом, пью чай, Ксения забирается ко мне на колени, целует. «Подожди, - говорю я ей, - у тебя должно быть уважение к нему. Хотя бы портрет убери». Она убрала...

- Почему Ксения пытается отсудить даже дачный дом отца Марьянова?

- Не знаю... При мне она говорила, что на дом претендовать не собирается, ее интересуют трехкомнатная квартира и однокомнатная. Потому что остальные родственники, как она говорила, недостойны. Я пытался объяснить ей: «Ты теперь живешь почти в центре Москвы, школа под боком, зачем тебе нужна война с родными Марьянова, зачем судиться?» В ответ - никакой реакции. Еще раз повторюсь, это внутренняя история Марьяновых и раздел имущества меня точно не касается.

- Вы афишировали ваши отношения?

- Нет, конечно. Ксения же осознавала, что общественность не поймет. Она просила, чтобы я никому не рассказывал. И я молчал. Даже когда приезжали вместе на публичные мероприятия, я ее представлял там своим друзьям - «вдова Дмитрия Марьянова». А она меня - «друг семьи». Меня это каждый раз напрягало, я чувствовал себя не в своей тарелке.

- Правда, что она лишила вас работы?

- Не то чтобы лишила. Просто каждый день говорила: «Уходи из группы». И я написал заявление, ушел в никуда. Мы с Ксюшей решили делать совместный проект, она придумала красивое название - «Крылья в подарок». Но не сложилось - начали ссориться. Потом она решила расстаться. Без объяснений. Полагаю, нашла более подходящего мужчину…

Прошло время. Как-то позвонил мой приятель: «Включи Первый канал!» На экране в программе я увидел Ксюшу, она рассказывала неприятные вещи о покойном муже. Как он падал пьяный и так далее. Я позвонил ей. Спрашиваю: «Ты зачем это делаешь?» В ответ: «Не твое собачье дело, ты кто такой?!»

Как Ксения и просила, я молчал о наших с ней отношениях. Сразу после смерти Дмитрия Ксению уговаривали дать интервью о нем. Она отказалась: «Никогда не встану на крышку гроба своего мужа». За это я очень сильно ее уважал. А после ее выступления на телевидении она не то что встала на крышку гроба - она ее проломила.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Друг актера Геннадий ХАРИТОНОВ: Перед кончиной Дмитрия было много странностей

- С Димой мы дружили несколько лет до его смерти. Когда в его жизни появилась Ксения, начались странности, - рассказывает приятель Марьянова Геннадий Харитонов. - По просьбе Димы я возил ее по ее делам, она ездила по разным инстанциям, пытаясь получить российское гражданство (Ксения с Украины. - Ред.). Каждый раз, садясь в машину, Ксения жаловалась на Марьянова. Гадкое говорила! Якобы он пьет и обижает ее и дочь. Ее слова совершенно не вязались с образом добряка Димы Марьянова, которого я знал. Однажды Ксения села ко мне в машину в слезах, сообщила, что Дима снова напился, сидит дома и лыка не вяжет. Я отвез Ксению, и вдруг звонит сам Дима. Совершенно трезвым голосом говорит: «Ген, можешь встретить меня с репетиции, а то мне на съемки ехать, я не успеваю?» Конечно, говорю, встречу. Приезжаю - и вижу совершенно трезвого Диму. Ксения будто нарочно пыталась выставить его алкоголиком перед всеми. А потом Дима погиб.