Дело об убийстве Япончика сдвигается с мертвой точки

25 февраля 2020

Оперативники сомневаются, что вор в законе Илья Симония (Махо) был основным «заказчиком» расстрела «вора в законе» Вячеслава Иванькова (Япончик).

У него не было для этого нужных ресурсов. Зато они были у приятеля Махо — «законника» Мераба Джангвеладзе (Мераб Сухумский), который считается и одним из главных инициаторов устранения союзника Япончика — «вора в законе» Аслана Усояна (Дед Хасан).

В ближайшее время следователи намерены обратиться с суд с ходатайством о заочном аресте Ильи Симонии (Махо). Это необходимо для того, чтобы объявить его в международный розыск по обвинению в организации убийства Вячеслава Иванькова. В начале февраля Басманный суд принял решение о заключении под стражу Муртазы Шадании — близкого сподвижника Махо.

По версии следствия, Шадания принимал участие в подготовке покушения на Япончика, в частности — передал киллеру снайперскую винтовку. «Заказчиком» убийства в материалах дела пока значится один Симония, но ситуации в ходе расследования может поменяться.

Старый конфликт У Махо, конечно, были личные мотивы ненавидеть Иванькова. Еще в 1980-х годах они вместе сидели в колонии Тулуна Иркутской области, тогда же между ними началась «война». Махо не хотел признавать влияния Япончика, настраивал против него других заключенных. А Иваньков не признавал Симонию как «вора в законе».

После освобождения «война» продолжилась в Иркутской области, причем уже со стрельбой: сторонники Япончика и Махо гибли один за другим. В этом конфликте на сторону Иванькова встал Аслан Усоян, в результате все сподвижники Симонии в регионе были перебиты.

А потом его самого раскороновали на одной из сходок, организованной Усояном. Разозленный Махо даже пытался кинуться с кулаками на Деда Хасана. Влияния Иванькова и Усояна хватило для того, чтобы Симония «опустился» в самый низ криминальной иерархии — возглавил небольшую бригаду борсеточников.

Дело об убийстве Япончика сдвигается с мертвой точки Вор в законе Илья Симония — Махо Вернуть его к финансовым потокам и значимому положению в мафии взялся старый приятель Мераб Джангвеладзе. Причем этот союз долгое время не афишировался. Клан Мераба и его ближайшего друга «законника» Тариела Ониани (Таро) вел ожесточенную войну с кланом Деда Хасана.

На стороне последнего был и Япончик. Такую влиятельную связку Таро и Мераб победить никак не могли.

Перелом в противостоянии наступил летом 2009 года, когда было совершено покушение на Япончика. Снайпер выстрелил ему в живот, от полученного ранения через несколько месяцев «законник» умер. Осенью 2010 году покушение было совершено на Усояна, а в 2013 году его застрелил снайпер. Версия источников Источники полагают, что в 2009 году у Симонии не было ни финансовых, ни людских ресурсов, чтобы «потянуть» расстрел Япончика.

Максимум что Махо и его подопечные барсеточники могли — это организовать слежку за Иваньковым, а также — в качестве курьеров — передать винтовку снайперу. Кстати, из материалов дела следует, что снайпера сам Симония и его люди не знали, он участвовал в операции по линии другого «заказчика». По мнению источников агентства, таковым мог быть Мераб Джангвеладзе.

После смерти Иванькова именно Мераб занялся возвращением Михо в мир большой мафии, а осенью 2019 года организовал сходку, на которой Симонии вернули «воровские погоны». Дело об убийстве Япончика сдвигается с мертвой точки

В том, что именно Джангвеладзе и Таро были организаторами расстрела Деда Хасана тоже нет никаких сомнений. Итальянские карабинеры долгое время записывали переговоры мафиози, связанных с Джангвеладзе. Так, 18 сентября 2012 года Мераб собрал ближайших сподвижников в Риме.

«Воры в законе» в первую очередь обсуждали свою затяжную «войну» с кланом Деда Хасана. Тогда же, по данным итальянской полиции, состоялся сеанс телефонной связи Мераба и Тариела Ониани (Таро). Джангвеладзе сообщил Ониани, что «законники» решают, как быть с Усояном.

На это Таро, согласно записям карабинеров, отреагировал коротко: «Аннулируйте его — и все проблемы исчезнут». В Италии полагают, что именно после этой беседы на сходке и был вынесен смертный приговор Деду Хасану. Вскоре после этого полицейские перехватили еще один разговор Таро и Мераба, во время которого они обсуждают состоявшееся убийство.
«Это день рождения для нас всех. Мы сделали сто шагов вперед», — радовались криминальные авторитеты.