Кредит на взятку

07 марта 2013

Дагестанские полицейские публично заговорили о том, что происходит в недрах республиканского ведомства под завесой борьбы с терроризмом: взятки, кумовство, хищения, превышение должностных полномочий и другие "прелести" службы

Кредит на взятку

В центральном аппарате МВД России весьма скептически относятся к таким громким заявлениям и не готовы спешить с выводами.

В конце прошлой недели в независимом пресс-центре на Пречистенке прошла пресс-конференция действующих и отставных полицейских Дагестана. Пресс-конференция, по сути, — жест отчаяния, попытка привлечь внимание федеральных властей к бедственному положению внутри дагестанского МВД. «Мы не хотели выносить сор из избы, — сказал председатель профсоюза работников правоохранительных органов Дагестана Магомед Шамилов, — но решить проблему внутри ведомства не получается. До Олимпиады большими усилиями удержать ситуацию еще можно, но затем может случиться непоправимое». Непоправимое, по словам Шамилова, это когда в самой неспокойной республике на российском Кавказе взбунтуется сама система, которая призвана бороться с бунтовщиками, и большая часть ее личного состава перейдет в противостояние власти. Предпосылки для этого есть.

Справка

Последние три года абсолютное первенство по количеству жертв вооруженного конфликта на Кавказе занимает Дагестан. По данным интернет-портала «Кавказский узел», с 2010 по 2013 год в Дагестане были убиты 369 и ранены 546 военнослужащих и работников силовых ведомств, большинство — сотрудники МВД республики.

Доходное дело

«Чтобы устроиться на работу в ППС, необходимо дать взятку, — говорит бывший зам командира полка ППС МВД РД, подполковник полиции в отставке Магомед Гусейнов. — Рядовым сотрудником — около 300—500 тысяч рублей, цена офицерской должности — уже от миллиона».

«У нас расценки скромнее, — продолжает экс-командир мобильной роты города Хасавюрт Абдулкадыр Бекмурзаев. — 300 тысяч рублей за место рядового, 500—700 тысяч за офицерское место. Деньги на взятку чаще всего собирают всем тухумом, особо предприимчивые даже берут кредит в банке. Ведь долг надо отдавать». «В МВД действует железное правило: «с каждого рубля 50 копеек отдай начальнику», тут строгий учет, — подтверждает Шамилов. — Если следовать этой экономической логике, то начальникам даже выгодно, когда погибает сотрудник, ведь должность можно продать снова. В итоге на смерти одного человека можно неплохо заработать».

«МВД Дагестана давно превратилось в выгодный бизнес, — считает Сулейман Абдуллаев, служивший старшим оперуполномоченным УБЭПа. — Коррупция в правоохранительных органах напрямую связана с экстремизмом и терроризмом».

В 2009 году подполковник взялся расследовать дело о контрабанде 200 литров чистого спирта в республику общей стоимостью полтора миллиарда рублей. Собрал доказательства, что ввезены вагоны со спиртом нелегально, организованы подпольные цеха, которые при реализации спирта около 30% доходов отстегивали боевикам. «Крышевали все это начальники МВД, в частности, полковник Кулиев, — говорит Абдуллаев. — Нам еле-еле удалось добиться возбуждения уголовного дела по одному вагону, по 327-й статье — «незаконное предпринимательство», но пока прокуратура думала, вагон исчез. Вещественное доказательство просто продали». С этими и другими фактами вот уже 4 года Абдуллаев мыкается по инстанциям — никому это не интересно.

Частное охранное предприятие МВД

О мертвых душах в системе рассказал Абдулкадыр Бекмурзаев: «Например, один из полицейских Хасавюрта Аслангирей Алибеков числился рядовым во вневедомственной охране с 2003 по 2012 год, но никогда на работу не выходил, зарплату за него получал начальник. И таких случаев даже не сотни — тысячи. Пэпээсники по указке начальства вынуждены патрулировать роскошные особняки «Санта-Барбары», так в народе называется элитный коттеджный поселок на берегу моря, где дома принадлежат начальникам правоохранительных органов. Да и в Махачкале и других живописных местах есть много иных роскошных особняков, хозяева которых нанимают полицию в качестве охраны своих фазенд».

«Представьте, человек отработал две смены, а потом его отправляют в качестве общественной нагрузки еще и охранником смену простоять. Деньги за услуги полицейских чоповцев идут, разумеется, не в бюджет, а напрямую в карман начальству», — возмущается Гусейнов.

На пресс-конференции ветераны и сотрудники полиции говорили о невыносимой палочной системе, о пытках в СИЗО и ИВС, о том, что социальные гарантии присутствуют только на бумаге и сотни искалеченных при несении службы сотрудников влачат жалкое существование, а семьи погибших не могут получить даже выплат за потерю кормильца. «Проверки из Москвы ничего не дают, — подытожил Шамилов. — У нас их называют «хинкально-коньячными», потому как дальше накрытых столов дело чаще всего не идет».

Тем не менее служба в полиции остается самой востребованной профессией. В катастрофически безработном, бедном и очень молодом по составу населения Дагестане (где даже за место в армии надо дать взятку, а средняя зарплата составляет 7 тысяч рублей) 30—40 тысяч оклада полицейского, связи и власть, которую дает эта должность, выглядят подарком судьбы. И у молодых парней особого выбора и нет: либо в боевики, либо в полицию; так бесперебойно и пополняются стороны гражданского конфликта в республике.

Дестабилизирующий фактор

Магомед Шамилов возглавляет независимый дагестанский профсоюз работников полиции и органов прокуратуры. Списки членов профсоюза строго засекречены: если начальство узнает, что какой-либо действующий сотрудник МВД состоит в профсоюзе, выговор и последующее увольнение, считай, обеспечены. Поэтому публично афишируют себя в большинстве своем уволенные сотрудники МВД. Шамилов тоже бывший сотрудник.

У большинства членов профсоюза средний срок выслуги 30—35 лет. Им есть с чем сравнивать нынешнее положение дел.

«В МВД республики созданы невыносимые условия для службы, — говорит Салих Гаджиев, замначальника управления внутренних дел РД, полковник полиции, единственный действующий сотрудник, который не боится афишировать свою причастность к профсоюзу. — Полиция противопоставлена населению и разлагается изнутри. За достоверность собранной нами информации я готов понести любую ответственность, вплоть до уголовной», — указывает он на внушительную стопку бумаг.

Но республиканское начальство не готово его понимать. И даже уровень СКФО здесь не защита. Многие знают о скандальной встрече главы управления МВД по СКФО Сергея Ченчика и Салиха Гаджиева. Очевидцы рассказывают, что Ченчик вызвал «наглого» полковника на ковер, случился эмоциональный разговор. После приема полковник перенес гипертонический криз.

Дагестанские полицейские через СМИ обращаются к министру внутренних дел Владимиру Колокольцеву с просьбой «оградить от угроз расправы со стороны генерала Ченчика» и очень надеются на личную встречу с ним.

Комментарий:

«Мы хорошо осведомлены о ситуации в дагестанским ведомстве, — пояснили «Новой» в пресс-центре МВД, — генералу Ченчику было поручено встретиться с представителями профсоюза, в том числе и с Гаджиевым. Однако под видеозапись от большинства своих претензий они отказались. А по конкретным материалам сейчас мы проводим проверку. О ее результатах сообщим».

Источник: "Новая газета"