Маленькие радости жизни

19 декабря 2012

Маленькие радости жизни

«…Находясь в Берлине, Гитлер всегда приглашал к обеду гостей, – рассказывает Раушнинг (член нацистской партии с 1932 г., позднее покинувший её и выступавший с критикой нацизма с консервативных позиций. – Ред.). – Это считалось большой честью. За обедом обычно присутствовали десять – двенадцать человек. Стол был простой: фюрер и здесь выставлял себя образцом простоты и единства с народом...»

Впечатление производить было в общем-то ни к чему. Цену своим людям Гитлер знал хорошо, его «старая гвардия», как пишет Раушнинг, состояла из мещан и стопроцентных бандитов.

«…Каждый хотел обеспечить своё положение, и каждый ссылался на фюрера».

У фюрера на этот счёт была своя философия: «Я не подглядываю за своими людьми. Делайте что хотите, но не попадайтесь».

Они и старались – «не попадаться». На обеде у Гитлера доктор Лей, руководитель «Рабочего фронта», неспешно хлебал кофе, ведя мирные беседы с фюрером о том, как прекратить безработицу, а в жизни этот законченный алкоголик придерживался им же сформулированной идеи – «радуйтесь жизни, пока фитилёк не погас».

«Радоваться жизни» у соратников Гитлера означало одно – как можно скорее набить карманы. «…Обогащение происходило с такой бесстыдной поспешностью, что просто дух захватывало, – констатирует Раушнинг. – Одна, две, три, четыре виллы, резиденции, дворцы, жемчужные ожерелья, антиквариат, персидские ковры, картины, десятки автомобилей, шампанское, поместья, подворья, фабрики. Откуда у них брались деньги? Ведь ещё недавно эти люди были бедны как церковные крысы и сидели по уши в долгах».

Как, добавим, тот же министр пропаганды Йозеф Геббельс. Кем он был до прихода Гитлера к власти? Несчастный инвалид. Теперь он имел всё, о чём мечтал: деньги, женщин, власть. И чтобы не потерять всё это, «…держался поближе к Гитлеру, помня старую немецкую поговорку: «Отсутствующий всегда неправ».

Они получали должности – по три, по шесть, по двенадцать должностей одновременно. На них сыпались всевозможные чины, они вступали в акционерные общества, получали дивиденды, ссуды, пожертвования. Весь мир старался помочь им. Каждому банку, каждому предприятию нужен был «свой» партайгеноссе – как гарантия безопасности.

Зато сам фюрер отказался от своего рейхканцлерского жалования. Он подавал остальным хороший пример. Впрочем, деньги ему были ни к чему. За одну ночь автор «Майн кампф» стал богатейшим в мире книгоиздателем, миллионером, самым читаемым автором – читаемым, конечно же, по принуждению. Он мог позволить себе порицать Геринга и его экстравагантные запросы. (Геринг выложил ванную в одной из своих многочисленных квартир золотыми плитками.) Порицать демонстративно, чтобы успокоить определённые круги. «Мы должны сдержать своё обещание: никаких окладов свыше тысячи марок в месяц…»

Доходы многих его соратников в 10, 20 раз превышали «требуемую» сумму. Кто-то из нацистов «за счёт государства меблировал свою квартиру на 90 тысяч марок. Все партийные руководители, и не только они, переводят деньги за границу, чтобы застраховаться от возможных неприятностей. И большие, и малые партийные чины без стеснения говорили о двух вещах: о том, как им удалось набить карманы, нажраться и уйти безнаказанными, и о том, как они планируют обеспечить своё будущее. Они готовы были стать соучастниками любого преступления, идти на любой риск – лишь бы только удержаться наверху и не свалиться вниз, к безымянным, в массы, лишённые власти».

На одном из обедов Гитлер так комментирует эти факты:

«…В конце концов, они боролись и за то, чтобы просто выбраться из грязи. Мой товарищеский долг – позаботиться о том, чтобы у каждого из них был свой кусок хлеба.

Мои старые бойцы это заслужили. Мы делаем Германию великой и имеем полное право подумать о себе. Нам не нужно придерживаться мещанских представлений о чести и репутации…

Они хотят, чтобы мы вытащили их телегу из грязи, а потом отправились по домам с пустыми руками! Вот тогда они были бы довольны. Какой же я глава правительства, если мои люди ещё не заняли всех постов?

Да эти господа должны радоваться, что здесь не Россия и что их пока не расстреливают…»

Источник: "Аргументы"